Эфиопия 2018 версия вторая


Часть 1 

    Здравствуйте, мои маленькие любители путешествий! Не все, конечно, а только те, кто умеет читать, да и из тех, кто умеет читать, только те, кому совершенно нефиг делать и кто сидит в Интернете. В очередной раз пишу небольшие путевые заметки, может, кому-то они и будут интересны. 

    Девизом этой поездки можно назвать ВНЕЗАПНОСТЬ! Ян – Jan C Schlegel – внезапно предложил, а мы внезапно согласились. Ну, и оказались в Африке, в той её части, что называется Эфиопией. Нас четверо, это Jan из Германии, Charlotte из Америки, Вадим из Англии и Я из Белых Берегов, ы поместились в один джип и едем по жаре куда-то второй день. Трое из нас вроде как умеют фотографировать, а я буду печатать буквы, как всегда криво и с ошибками, чтобы потом, когда нападут склероз и маразм, почитать и удивиться. 

    Пока наше ярчайшее впечатление от Африки – потеря чемодана с основной камерой большого формата. Он вроде как и не потерялся, но в Аддис-Абебу не прилетел. Так что едем куда-то, но без фотоаппарата, его обещали найти и даже привезти нам, но потом... 

    Мобильного Интернета в стране, как оказалось, нет: он то ли запрещён, то ли не разрешён, и местные симки нам оказались не нужны. В лоджах бывает wi-fi, так что пока какая-то связь с внешним миром есть, но потом вроде не будет никакой. В лодже, где мы ночевали вторую ночь, номинально Интернет был, но, как объяснил местный специалист, роутер сломался, поэтому вместо зелёненького светится оранжевеньким. Но завтра или послезавтра его обязательно поменяют на новый, который будет светиться правильным зелёненьким цветом, правда, произойдёт это в аккурат, когда мы уже уедем из этого места. Пришлось мне починить, а точнее – настроить роутер, чем я весьма порадовал местных, заслужил их всеобщее уважение и почёт, ну, и мы получили хоть плохой, но работающий Интернет. 

Пока потерянная камера к нам не доехала, мы съездили в деревню и размялись средним форматом. Ян фоткал на камеру 4х5, как всегда со своим фоном и вспышкой, выбирал помоложе да посисястей, мы же выбирали постарше да пострашнее :). 

    Интересное открытие: тут, в Туми (Turmi) и окрестных деревнях, до сих пор ходят в козлиных шкурах, топлес, с кучей украшений. В общем – как надо и как мы любим, без туристической показухи, ну, может, она и есть, но пока мы посетили две деревни, и она нам не попалась: нас никак не ждали и ничего специально не готовили к показу, ходили в чём Африка их родила, то есть сильно радовали глаз. Шорты и футболки, конечно, присутствуют в гардеробе местных жителей, но всё же не поголовно, и даже молодое поколение процентов на пятьдесят ходит в национальных одеждах. Ну, а у мужчин самый крутой атрибут – автомат Калашникова, правда, носители оного не хотят фоткаться, да мы особо и не настаивали, зато нас как русских любят и уважают, автомат же русский. 

О! Хочу ещё рассказать про петухов! Безумные местные петухи никогда не спят! Они орут всю ночь напролёт! Наши российские представители гораздо воспитаннее: ночью спят, а орать начитают уже утром. Эти же спят, похоже, днём, когда мы на съёмках, а вот ночью так истошно кукарекают, что мы из-за них особо и не поспали, даже беруши несильно помогли.

Часть 2

    Как мы ни старались, чемодан с камерой всё-таки нашёлся и настиг нас в Tume, приехал он после обеда, и мы сразу ринулись в деревню снимать портреты! Отлично, надо сказать, поснимали, не очень долго, потому как гроза всех распугала, никогда б не подумал, что я промокну в Африке или замерзну, но такой тут климат – очень много зелени и вся страна гористая, так что флиска, которую я положил на всякий случай, была очень даже  востребована.  В первой деревне мы никого из туристов не встретили, вторая оказалась более популярной, щедрые и важные туристы неспешно ходили там и сям, раздавали денежку направо и налево, этакие белые боги, исполненные собственного достоинства. Этим самым они напрочь испортили мне пейзажную съёмку: детишки и подростки, после этих благотворителей, толпой ходили за мной, лезли в кадр и всячески занимались вымогательством.

    Спалось последнюю ночь в Туми примерно так же, ну, может, получше. Прошла гроза, было свежо, даже петухи какое-то время молчали, потом, похоже, подсохли и давай орать до утра. А утром мы оторвались по полной, поехали в большую и непуганую деревню, снимали и так, и сяк, и молодых, и старых, сисястых и не очень, мужиков и женщин, в общем, пока все заряженные кассеты не отсняли, не успокоились. Потом целый день ехали, на улице было +39, а мы ехали и ехали, но, как оказалось, не приехали, остановились в национальном парке Омо на ночёвку, в каком-то заброшенном лодже, в палатках. Тут вроде как леопарды приходят к реке на водопой, но людей давно не ели, так что если вы читаете эти строки, значит, и меня есть не стали ;)

    Спалось, кстати, не так уж и плохо, ночью шёл дождик, довольно громко пели цикады, но петухи не подпевали, так что в берушах было комфортно. Леопард не приходил, вместо себя послал буйвола: он просто прошёл между палаток в ночи, даже ни на кого не наступил, но это мы уже с утра обнаружили по следам. Вообще я проснулся с мыслью, что в большей жопе я ещё не спал :)

    Позавтракав чем-то съедобным, мы опять целый день ехали. Местность гористая, прохладная, где-то на границе с Суданом. Дорога после дождя жирная, размытая, постоянно застревали и ломались, так как нашим двум джипам давно пора на свалку. В каком-то посёлке негородского типа мы заправились, починились, купили бананов и взяли на борт трёх автоматчиков и одного полицейского. Как они поместились в одну машину с водителем, проводником и ещё одним местным, для нас осталось загадкой, но без вооруженной охраны, сказали, нельзя. Рядом с Суданом неспокойно и местами опасно, мы довольно быстро и без остановки пронеслись и ничего этакого не видели. Ну, какие-то люди вдоль дороги с автоматами иногда попадались, и всё. По пути видели несколько собак с хозяевами. Нам объяснили, что собака тут самое дорогое животное, дороже, чем корова, осёл или несколько коз. Даже жена, по-моему, дешевле, а всё потому, что жена не предупредит ночью о приближении дикого животного, ну, там леопарда или льва, а собака предупредит, вот такой друг человека. 

    Добрались мы, наконец, до пункта назначения, это где-то между Kibish и границей Судана, четыре дня дороги, полное отсутствие связи, воды и электричества, точнее – вода была, дождевая, остальное – что привезли с собой, то и есть. Поселили нас вполне прилично, в отдельный каменный(!) дом, местность лесистая, должно быть нежарко, ночью так вообще прохладно. Комаров, кстати, нет совсем, мухи есть, но только днём, да и немного. Местные приветливые и доброжелательные, то ли мы им нравимся, то ли автоматчики, что с нами. Впереди полных три для съёмок в окрестных деревнях. Оказывается, если айфоном пользоваться только как фотоаппаратом, то его хватает дня на три, и фонарик в нём важнее, чем Интернет... :)

Часть 3 

    Встали в семь, спали отлично, петухи имелись, но воспитанные и ночью молчали. Погода прохладная, иногда моросит дождик. У меня ночью начали гореть веки, как будто намазали горчицей, визуально вроде всё в порядке, но жить мешает, может, потёр глаза грязными руками, а может, и страшная зараза прицепилась. Тут сразу руку тебе протягивают, и попробуй не поздоровайся – автомат у каждого второго, и портить отношения не хотелось. Руки, конечно, по приходу домой мыли, но вода дождевая. А мыло, кстати, тут прикольное: этакий кусок прессованного песка и немного мыльный, нормальным мылом руки у местных, наверное, хуже отмываются. Веки прошли сами собой, дня через два, что это было – непонятно.
    После завтрака также под охраной поехали в деревню и отлично отснялись: рожи интересные, у женщин большие блины в ушах и нижней губе, довольно много шрамирования, мужики в основном в одеялки завёрнуты, кого-то разворачивали, а кого-то и так фоткали. Помимо денег, все просят бритвы (они выбривают на голове затейливые узоры), а также ручки и футболки, но у нас ничего такого не было. Народность местная называется Surma, есть у них нечто вроде столицы – Kibish. Мы туда прокатились, там есть вышка сотовой связи, школа и правительство, которое обязало нас заплатить за разрешение на съёмку, а так, столица похожа на нашу деревню Гадюкино – страшно, грязно и бедно.
    Так, в общем, и прошли три съёмочных дня. Вставали с утра, завтракали и ехали в деревню, иногда просто шли, потому как жили прямо в деревне. Дождь был почти каждый день, так что иногда съёмки отменялись. В идеале снимали с утра, потом обедали, отдыхали и около шестнадцати опять на съёмку. Днем часов с двенадцати начинается невыносимая жара, да и снимать некого – все прячутся от этой самой жары. На третий день мы решили уехать после обеда, а не завтра, как планировали. Во-первых, мы отсняли почти все пленки, а во-вторых, по дороге обещали дождь, и дорогу могло размыть, поэтому, чтобы не рисковать и успеть на самолёт, мы выехали раньше.
    Дорога, по которой мы возвращались в Аддис-Абабу (да-да, на местном абАба), что-то вроде магистрали за номером семь, но быстро ехать не получалось: помимо машин, дорогой пользовались все кому не лень – ослы, коровы, обезьяны, ну, и люди, естественно. А местами дорога просто отсутствовала, пятьдесят метров есть асфальт, пятьдесят метров нету, опять есть и опять нету. Мы предположили, что это такой способ своровать на дороге, у нас, когда хотят своровать, тоньше кладут или уже, а тут вот так – кусками.
    Дорожную скуку скрашивали местные фермеры, продающие вдоль дороги всё подряд: куриц, причём живых, яйца, сахарный тростник, фрукты и овощи. Но они не просто чинно сидели и ждали покупателя, как, допустим, у нас – нет, они всяческие рекламировали свой товар, выбегали на дорогу, рискуя попасть под колёса, и демонстрировали, что вот именно у него самая живая курица, самое крупное яйцо или самый сахарный тростник.
    И вот последний день пути подошёл к концу, больше тринадцати часов в дороге, втроём на заднем сиденье – и мы в Аддис-Абебе! Возвращение получилось не таким триумфальным, как хотелось. Получив номер в гостинице, я еле добежал сами знаете до чего – то ли тринадцатичасовая дорога сказалась, то ли банан по дороге был староват, ну, в общем, чуть не издох :)
Съел все таблетки, что были с собой, и вроде выжил, да и улететь домой страсть как хочется. А в столице, кстати, много жигулей, синенькие такие – ваз 2101 или копейка по-нашему, древние, как мир, естественно, но ездят бодренько, таксопарк местный, иногда даже четвёрки и Нивы попадаются, так что помнят нас в Эфиопии и любят.
    Вот вроде и всё, шесть дней в дороге, это не считая самолётов, и фактически только три полных дня съёмок, довольно трудная выдалась поездочка...

Роман Землячев. 2018.