Намибия - Танзания 2018


    Чёт с писаниной в этот раз как-то не прёт, но писал просто для себя и на случай склероза, ну и по причине отсутсвие всякой связи, так сказать чтоб скоротать время в дороге, так что не обессудьте.

    И так начало... оно началось для нас в машине которая везла нас в аэропорт, пару больших перелётов, один маленький и мы на месте. Свободного места в машине не было, мы изрядно завалили себя сумками и прочими баулами. В этот раз мы набрали много всяких фотографичечких штук, стойки, штативы, фон, импульсный свет и это помимо самих камер. Впереди пейзажные и портретные съемки в Намибии и Танзании, заскочим даже в Эфиопию, но так, просто переночевать. 

    После всех этих полётов, стыковок, пересадок и досмотров, мы оказались где-то в Намибии, на юго-западе от Виндхука, в заповеднике со каким-то сложным названием Соссусфлей. 

    Наверное коротко, но емко про Намибию в это время года можно сказать так: "Без порток но в шляпе", в том смысле что можно замерзнуть и обгореть одновременно. Ночью примерно +5, а днём +25, пуховик с флиской были не просто не лишними, а жизненно необходимыми предметами гардероба. 

         С утра мы выезжали ещё до рассвета, а возвращались когда уже начинало припекать. Я ходил в шлёпанцах, флиске и пуховике, неверное зимняя шапочка тоже не помешала бы. Ноги конечно мёрзли по утру, но это не так не удобно для меня, как ходить в кроссовках полных песка, потому как мы жили и снимали в пустыне Намиб, барханы, дюны, мёртвые деревья, всё как пложено в старейшей пустыне мира. 

         Из фауны помимо китайцев видели страуса, белогрудого ворона и антилопу Орикс, последняя оказалась весьма и весьма вкусна, в общем привет веганам, а ну ещё шакала водели одинокую Гну и всякую птичью мелочь, не густо там уних в пустынях с живностью...

         В лодже где мы остановились, был даже бассейн, в который не хотелось лезть, по причине ледяной воды и кровать на крыше, для любованием звёздами. Небо конечно бомбическое, но любоваться им при температуре окружающего воздуха +5 особо долго не хотелось. Но я же городской житель, в городе на небо не смотришь, в городе под ноги смотреть надо, в общем такого шанса не мог упустить. Собирал волю в кулак, надевал всё что было, голову в капюшон, ноги в махровое полотенце, ложился на это романтичное ложе и любовался... На час-два хватало запасов тепла, Жан-Мишель Жар опять же помогал. 

          Два дня снимали мы пейзажи в пустыне Намиб, потом двинули за портретами. На том же самолётике перелетели куда-то в чисто поле, на границе с Анголой, дозаправились в Свакопмунде, там кстати какие-то фантастическо вкусные устрицы говорят водятся, чуть ли не лучшие в мире, туда все и прилетают их лопать, но у нас не гастро тур, поэтому нас интересовал только бензин для самолёта. 

          По сложившейся уже традиции следующее место проживания должно быть хуже предыдущего, так в общем и получилось. Лодж стоит на берегу реки Кунене, на другом берегу уже Ангола, в моём понимании это палаточный лагерь, просто палатки достаточно большие в колониальном стиле, но есть электричество от солнечных панелей, но есть вода и даже горячий душ, от этих же панелей, никакой связи естественно нет. Сама граница между двумя государствами никак не обозначена, но как нам объяснили местные, нарушителей тут нет, так как река кишмя кишит крокодилами поэтому особо и охранять её незачем.

          Эта часть Намибии не такая пустынная, и травка есть, и деревца имеются, флора и фауна побогаче так сказать и китайцы сюда пока не добрались. Видели зебр, скунса, антилоп каких-то и т.д.

          Основное место съемок, находилось в шестидесяти километрах от нашего лоджа, поэтому с утра выезжали задолго до рассвета, по местным дорогам, а точнее направлениям, мы тряслись два часа. Часов в пятнадцать поднимается сильный ветер и поднимал в воздух пыль и песок, поэтому отсняться старались до обеда. Песок просачивался везде и к вечеру постель напоминала небольшой пляж, если не закрыть вовремя чемодан или сумку, то сувенир в виде горсти песка был обеспечен. 

          Местная народность именуется Химба, собственно ради них мы сюда и забрались, занимаются они скотоводством и собирательством, разводят коров, коз и ослов, на них же и ездят, так как являются кочевниками. Совсем пока не туристические и не ряженые, весьма приветливы и не злобные. 

          Живут они не большими лагерями, от пяти до пятнадцати человек, в  деревянных хижинах обмазанных навозом, для скота строят весьма колоритный загон и коряг. 

          Ходят они как и сотни лет назад в козьих шкурах, когда холодно заворачиваются в тряпьё, мажутся смесью глины, жира и золы, получаются такого красно-шоколадного цвета. Они никогда за всю свою жизнь не моются, ну и весьма попахивают если стоять с ним достаточно близко и с подветренной стороны, но нам не привыкать, некоторые из моих знакомых частенько пахнут так же. :) Вода как нам объяснили для них драгоценна и её можно только пить и готовить пищу. 

          Женщины делают замечательные причёски, они заплетают косы и обмазывают их глиной, получается этаких осьминог на голове, ну как у синей певицы из Пятого элемента Люка Бессона, это у  замужних, а у незамужних всего 2 косички уже без глины и заплетаются вперёд к глазам. Весьма полезное изобретения я считаю, идёшь такой по деревне и сращу видно кто занят а кто нет. Так же основной привычкой женщин является не желание прикрывать какой либо одеждой верхнюю часть тела, ходят так сказать топлесс, что весьма радовало наш взгляд. 

          Фотографироваться согласились за взятку, а точнее за насос на солнечных батареях, мы дарим его старейшинам, а они со всей округи созывают нам народ для съемок. Это для них реально нужная штука, так как с водой в тех местах как-то не очень. 

          Намибия провожала нас плотным и влажным туманом, сказывалась близость океана, вылететь смогли тоотлько на час позже, а впереди нас ждали Масаи и Танзания. 

          Аэропорт Намибии занял почётное место самых идиотских аэропортов мира. Какие-то дикие очереди, ничего не понимающие олигофрены на регистрации, бессмысленные контролёры и поверяльщики на каждом углу, ну и расписание которое просто так, самолёт вылетит тогда, когда захочется аэропорту. 

          Танзания же наоборот, а вы бывали в Танзании? Зря-зря, весьма и весьма советую, прекрасная страна. Сначала вас встречает Килиманжаро, которая степенно проплывает мимо иллюминатора и стюардесса вся в золотой пудре радуется, что снежная шапка вернулась на своё место, потом прекрасное фотографическое небо с белоснежными кучевыми облаками в это время года, а затем тысячи фотогеничных животных, своими полосатыми и не очень жопами, радуют взгляд, в то время пока вы мчитесь во всю прыть, на антикварном джипе, по пыльным дорогам Серенгетти на встречу приключениям. Животные эти как раз в это время мигрируют в Кению,  во время своей великой миграции и они так и жаждут чтобы их сфотографировали, в общем жуть как красиво и всё такое. Несколько обескураживает цена за литр дизеля в 67 рублей, но ничего, такими темпами мы их догоним. 

          Из аэропорта Аруба на таком же как и в Намибии самолётике мы долетели до аэропорта Лобо, от аэропорта конечно одно название и грунтовая взлётка, но нам большего и не надо. Местность эта называется Серенгетти, фактически это долина одноимённой реки, где и живут те самые знаменитые своими прыжками Масаи, некоторые из них отчаянно сопротивляются наступающему прогрессу и живут жизнью предков, вот за ними мы и прилетели. Я думаю ещё 5-10 лет и их не останется вовсе, точнее они будут другими, днём они будут жить в аутентичной деревне, трясти копьями, луками и пить коровью кровь, в угоду толстым и белым туристам, а вечером переодевшись в джинсы и рубашку спокойно спокойно тратить заработанные днём доллары на  бургер с картошкой и колой в  ближайшем городишке. 

         Жильё порадовало всеми удобствами, брезентовыми стенами и отличным видом на долину. Никакого забора вокруг лоджа естественно небыло, поэтому от своей палатки до строения где давали поесть ходили с охраной из парочки Масаев, один был с карабином, а второй с копьём. Животные частенько захаживали в гости, одна зебра например положила глаз на Игоря и постоянно тусила около его палатки и судя по всему была не прочь даже зайти к нему в гости, а однажды днём пока мы были на съемках, прямо на ресепшн пожаловали два слона, чем весьма переполошили персонал. 

        Масаев мы старались найти подальше от цивилизации, потому как есть совсем уже туристические деревни. Одна такая, так сказать непуганая деревушка, представляла из себя себя замкнутый круг из лачуг крытых полиэтиленом с загоном для скота в середине. Обычно Масаи живут в хижинах обмазанных коровьим навозом с глиной, но сейчас сезон дождей и глобализация подарила им это чудесное изобретение в виде целлофановой плёнки.  

          За съёмки Масаи берут деньгами, в отличии от намибийских Химба, которые брали продуктами и насосами, а деньги в основном тратят на выпивку, которая их рано или поздно уничтожит. Но в целом приветливый и забавный народец, пасут скот, делают в огромном количестве детей, имеют сколько смогут прокормить жен и ходят по воскресеньям с начала в церковь, а потом на рынок. Юноши как и в незапамятные времена, чтобы стать мужчинами должны убить льва, но львов мало, а желающих повзрослеть много, да и рейнджеры не разрешают мучить животину, поэтому стали скидываться по дюжине на одного льва и убивать его там где никто не видит. Женщины тут гораздо скромнее чем в Намибии, свои прелести прячут под кучей ярких тряпок, преимущественно красных цветов, затейливых причёсок тоже не делают и ходят поголовно лысыми. Украшений зато из бисера видимо не видимо нацепляют, так что портреты должны получиться достойные. 

          В Танзании было чуть теплее чем в Намибии, но и тут сейчас зима, ночью прохладно, если не сказать холодно, а днём припекает. Ветер опять мешал нашим съёмкам и в последний день мы устроили студию прямо на территории нашего лоджа в недостроенном здании, а Масаев возили к нам на джипе. 

          Вот наверное и всё, три раза самолётом и мы дома, главное не засветить отснятые плёнки! ;)

Роман Землячев. 2018.